Меню
Позволили бы стены, да все оставайтесь

В приемной семье Чекиных из села Фадеята не делят детей на временных и постоянных
Дети уселись в ряд на диване. Знакомимся. Даниил, Даша, Алена, Артем, Алина, Ева, Ксения, Максим, Милана, Александр, Николай.
— Как вы тут поживаете?
— Хорошо, — отвечают вразнобой.
— На речку уже ездили сегодня?
— Не... — все одиннадцать синхронно помотали головой. Досадно, оператор не поймал в кадр.

Село Фадеята в 10 километрах от Майского Краснокамского района, на старой очерской петляющей дороге. На въезде свернули на бетонку. Вдоль улицы выстроились дома на двух хозяев, современные строители называют такие дуплексами, а на селе «пятистенкой». В половине дома под зеленой крышей живет многодетная приемная семья Чекиных. Первая приемная семья в Фадеятах.

Сосна у калитки хвойной лапой цепляла волосы. За пестрым палисадником высокое крыльцо, к перилам подвешены кашпо с цветами. Из приоткрытого окна доносились тонкие голоса.
— А где вы купаетесь?
В это жаркое лето Чекины почти каждый день ездят на Каму.
Семья с порога призналась, что к съемкам готовились: накануне смотрели наши ролики, видео проекта «Жила-была семья». Но от волнения Ирину Александровну это не спасло. Папа Владислав Валерьевич вообще ушел плести арматуру для фундамента. И даже футболку надел с надписью «Бабайка», ну, чтобы не отвлекали. Изредка ревела болгарка. К своему дому Чекины будут пристраивать комнату.

Продлевать будете?
Дом Чекиных никогда не пустовал. В 1998 году без присмотра остались двое братьев Владислава Валерьевича. Старшие заменили им родителей. Каждое лето к Чекиным в Фадеята приезжали дети подруг, подружки дочери. А когда родная дочь поступила в институт и уехала, Ирине Александровне «сильно захотелось девочку».

— Пришла в опеку и говорю: «Давайте». Меня отправили учиться, прошла школу приемных родителей.

В опеке вместо девочки приемной маме предложили двух мальчиков. У Коли и Артема уже была путевка в детский дом. Чекиным дали два месяца на то, чтобы вернуть обратно. Видимо, по гарантии. Через два месяца звонок: «Будете возвращать?» «Нет, это мои». Позже выяснилось, что у парней есть сестра Ксения. Она и стала первой приемной дочкой.

— Упомнить бы, кто за кем пришел, — ищет помощи Ирина Александровна у старших дочерей. — Потом появился Максим. Эля... Даша... Ева... Ева появилась, когда я уже работала в СВГ.

Это такая форма устройства детей — семейно-воспитательная группа. Дети в приемной семье временно, пока кровная мама не одумается: найдет работу, обустроит жилье. Некоторые, правда, несколько раз возвращаются.

Ирине Александровне еще во время учебы в школе приемных родителей предлагали стать воспитателем временной группы. Она тогда отказалась, говорит, мне надо «один раз и навечно». Через два года все-таки согласилась попробовать. И за четыре года у Чекиных стало семь приемных и четверо временных.

— Взяла Еву с Сашей, а назавтра надо было в школу, Еве в первый класс. По пути заехали в магазин за портфелем и кроватью.

Притирки с родителями
Ирину Александровну отвлек звонок.
— Бабушки звонят, — заметила мама. — У детей замечательные бабушки.
— Без кавычек?
— Без кавычек. Из-за возраста и здоровья они не смогли взять детей под опеку. Но мы тесно общаемся. Это их родня, корни, история.
— Ревности у вас нет?
— Есть. Родители дарят им сейчас подарки, и для них родители — праздник. Мы-то можем и потребовать делать уроки, уборку. А с ними они видятся раз в полгода. И это как праздник для детей. Но я не запрещаю родителям дарить детям подарки.

Папы изначально к приемной маме относятся настороженно и даже агрессивно. Но это, скорее всего, из-за чувства вины. Потом идут оправдания, мол, меня и не спросили, я был на заработках.
— Сначала требуют, потом притираемся.
На свидания с родителями Ирина Александровна детей отпускает не всегда.
— Если у меня есть сомнения, разрешать ли детям встречу с родителями, мы с сотрудником опеки или КДН выходим и смотрим.

Если «все в порядке», встреча состоится.
— Я стараюсь с родителями поддерживать отношения, интересуюсь их проблемами, подбадриваю, — продолжает приемная мама. — Они же не люди второго сорта, просто допустили ошибку. Как-то и я могу помочь. Они нас никогда не полюбят, у них ревность. Но я рассказываю, что детям у нас хорошо, и предлагаю им дружбу. Я всегда ставлю себя на их место, и тогда сразу становятся понятны их переживания. Надо давать им шанс.
Одиночество детства
Выпускница Эля попала к Чекиным 31 августа 2015 года. Это она так хорошо запомнила дату. До этого Эля успела пожить во временной семье, с родной тетей, в приюте и в приемной семье. Девушке девятнадцать лет.

— Когда я увидела маму Ирину, я сильно испугалась, подумала, что все может быть так же. Боялась, что будут унижать и руки распускать. Но через месяц я Ирину Александровну уже стала мамой называть. Мне кажется, она быстро нашла ко мне подход. Я почувствовала от нее родительское тепло, чего мне раньше очень не хватало. Если вспоминать, какой я раньше была, это вообще тяжелый ребенок. Но исправилась быстро. Когда я уезжала, мне было больно.

Эле пришлось вернуться к родной маме, но этим летом она снова переехала к Чекиным. Контакт с мамой установить не может: «Я ей зубы показываю». Конфликты происходят беспричинно.

Но, возможно, причина в одиноком детстве.
— Я росла одна, хоть и с мамой в одной квартире. Я никогда не слышала от нее слов поддержки: «Я люблю тебя, доченька, ты у меня самая лучшая».

На маму у Эли осталась обида. Был момент, когда она сильно хотела, чтобы маму лишили родительских прав. В Фадеятах она чувствует себя дома.

— Я очень благодарна Богу, что попала сюда. Мне очень хотелось такую семью, где не будут бить и унижать, — под конец беседы Эля расплакалась.

Они у меня все симпатичные
Школьный автобус идет до Майского 15 минут. За это время детей успевают подразнить: «Вас много, вы бедные». «Да мы богатые, у нас даже мешок сахара есть», парируют Чекины.

— Если дети говорят в автобусе, значит, они услышали это дома, — делает вывод Ирина Александровна. — Я их успокаиваю «Ну и пусть говорят, зато какая мы замечательная семья, сколько мы всего с вами делаем».

Дети участвуют во всех творческих конкурсах, которые только предлагают приемной семье. Для нас они разыграли сценку «Принц и принцесса».
Самый сложный момент в жизни воспитателя временной группы — это расставание. Дети живут у Чекиных до года, за это время сильно привязываются друг к другу.

Одна мама сказала Ирине Александровне: «Я понимаю, как ты привыкла. Если меня не будет, ты останешься с моим ребенком».

— Отдавать сложно, я не могу, до слез, — признается Ирина Александровна, — я сильно прикипаю. О некоторых детях до сих пор вспоминаю «У меня там ребенок есть». Позволили бы стены, да все оставайтесь.

Дети оседлали велосипеды и по бетонке умчались на игровую площадку у автобусной остановки. На площадке тут же возникла очередь к качелям. Старшие сквозь высокую траву пробрались к брусьям: висели-кувыркались. Потом вернулись в дом, и засобирались на речку.
Текст и фото: Андрей Дербенев
Видео: "Студия 17"
Интервью: Анастасия Киреева
Made on
Tilda