Меню
Держитесь вместе
В семье Матвеевых из деревни Серегово Чердынского района
никого не бросают
Подходящее время для посещения приемной семьи трудно выбрать. Да разве есть свободное от забот время в большом доме. Мы приехали к Матвеевым в деревню Серегово Чердынского района после каникул и перед карантином. Дети недавно перенесли ветрянку, Ваня и Андрей еще в зеленых пятнах.
Елена Васильевна встретила нас на кухне, Станислав Викторович то появлялся, то пропадал по хозяйским делам.

— Самая маленькая, избаловали ее, — рядом с Настей вырастает горсть фантиков.
— Иди сюда, ээээй, мазанка, — мама вытирает рот салфеткой.
Маленькую Настю нашла в больнице приемная дочь Рита: «Мам, зайди, посмотри». Мама посмотрела. Привезли домой худую, весила пять килограммов. И это в год и три месяца. Не ходила и не говорила. В течение недели побежала, откормили на домашнем молоке.
— Cвирдла такая, откуда что берет. Кошку звала "Путаночка моя".

По телевизору фоном: «Скидка 29% на подгузники в Детском мире»
Left
Right
В прихожую зашли школьники, отпросили с уроков. Не толкались, не шумели, не дрались.
— Где ваше «Здравствуйте»? — спрашивает мама.
— Здравствуйте.
Телевизор фоном: «а этикетки в магазинах написаны таким мелким шрифтом, что прочесть их под силу только людям с идеальным зрением. Вот вам очки, чтобы все видеть. Теперь ваши проблемы с мелким рукоделием в прошлом».
Под невысоким столом стоят банки с овечьей шерстью. Носки вязали всей деревней и подарили в приют старикам на 8 марта.
К интервью мама переоделась в платье. Мы четверть часа настраивались, ставили камеру, свет, прикрепляли микрофон, убирали из кадра отвлекающие предметы. Домашние заглядывали в комнату.
— Ты дед самый умный, покашливаешь. Не улыбайся, улыбаются они мило.
Настя крутилась тут же, просилась на руки.
— Влипли мы с тобой крепко, да? Не пентерься... О как близко, там каждую морщину, наверное, видать. Ну, нарисуйте красиво меня.
«Мы никого не бросаем»

В 2002 году, когда подросли родные дети (три мальчика и девочка), Елена Васильевна решила, что для маленькой Кати нужен компаньон, долго переваривала и сказала мужу. Муж поддержал.

«Я работала в чердынском общепите. Мимо нашей столовой детский дом выводил ребят гулять. Идут ребятки, и девочку одну, худенькую и маленькую, парни все время подтыкали. Она ревет и ревет. И пришла мне мысль, что эту девочку надо забрать. Пришли с мужем в детский дом, оказалось, что она не одна: есть старшая и младшая сестры, а родителей нет. Забрали троих.
Left
Right
Старшая Анна замужем в Вильгорте, есть ребенок, беременна вторым. Средняя Валя в Самаре, тоже ждет второго. А младшая Екатерина учится в Березниках на штукатура-маляра. Через полтора года предложили забрать домой девочку из приюта в Керчево. Глаза у Дарьи большущие, волосы густущие. Но их там тоже трое оказалось. Отец неизвестен, мама в колонии. Мы троих и забрали. Жалко. Даша девочка-золото, правая рука».

У Матвеевых одиннадцать детей: девять школьников и двое детсадовцев. Выпускники тоже всегда дома. «Они считаются выпускниками, но они все мои». В Новый год собралось 30 человек, столько же съезжается в летние каникулы. Приезжают с учебы из Перми, Соликамска, Березников.

— Как вы себе представляете, 18 лет исполнилось и выгнать за порог? Нет, мы никого не бросаем.

Саша учился в девятом классе, опека предложила взять на три месяца, только чтобы школу закончил. Матери у Саши нет. Отец забрал его с собой на юг России, там сошелся с новой женщиной и отдал Сашу в детский дом. Мальчик попросил, чтобы его вернули в Чердынь. Детский дом как раз готовили к закрытию, и Матвеевы приютили выпускника.

Валя звонит каждый вечер из Самары. Родители собирают очередную посылку. «Мама, говорит, хочу соленое сало». «Отправим тебе на день рождения».
Left
Right
— Как вам хватает времени уделить всем внимание?
— Времени не хватает, сутки короткие. Всем надо, чтобы их приголубили, приласкали. Моему сыну тридцать, и то не уедет, пока маму не обнимет и поцелует. Стараюсь уделить минуты.

— В чем у вас самая большая сложность?
— Неразрешимых проблем нет. Решаем по мере поступления. С учебой были проблемы. Не хотим учиться. Помогаю детям с домашним заданием. Старшие младшим помогают.

В школе учителя хорошо относятся к приемным детям: не ущемляют ни одного ребенка. Идут навстречу. «На моем пути больше встречаются хорошие люди, понимающие, с которыми можно работать и разговаривать».

Все дети знают, что они приемные. Фамилии-то разные, но многие пишут у себя в соцсетях Матвеевы. Приемных родителей называют папа-мама.
Иногда появляются кровные родственники. У Валерия мама жива, звонит, приезжает, общается с сыном и приемными родителями. У младших есть бабушка и старшая сестра, они вместе приезжают из Березников. У Маши есть мать, но с ней девочка не общается. У Риты мама живет где-то в Перми, не интересуется ребенком.
Отец у всех записан со слов матери.

— Как вы относитесь к общению детей с родственниками?
— Ну, как я могу запретить общаться, даже если не всегда мне это нравится. Вреда от этого не будет. Если адекватные люди, пусть общаются. Ни у кого из родных нет желания забрать детей домой.

Пришла Настя.
— Ну что, выжала конфеты?

— Давайте будем жарить блины, раз масленица на носу. Маша, доставай яйца, муку. Девчонки сами могут поставить тесто и напечь булок. Маша у нас частенько вечером что-нибудь наляпает. Сковорода шкворчала, на тарелке росла башня блинов.

Беспрестанно звонит телефон
«Да, Дима, что у вас, карантин? А здесь да, по всему Чердынскому району... Если вдруг поздно, езжай с Алешей... Купи рыбам корм»
В красивом месте дурных мыслей не бывает

Матвеевы сильные. Дом сгорел — отстроили за полгода. Все это время жили в сельском клубе и брали кредиты. «Помощники-чиновники» после обещаний пропали. Помощи от спонсоров хватило на фундамент.
— Мужики у меня с руками, все умеют делать.
Восстановили хозяйство, занялись фермерством.

В просторных светлых комнатах второго этажа девчонки скачут на кроватях, перебирают треки на ноутбуке, готовятся петь и танцевать.
В окнах скованная льдом Колва, за рекой ковер заснеженной тайги. Над лесом поднялся Полюд-богатырь. Место для жизни надо выбирать красивое, в красивом месте дурных мыслей к себе не подпускаешь. За реку, за лесозавод, дети ходят с родителями в лыжный поход.
«Как хорошо, что есть на свете мама, как хорошо, что есть у мамы я». Поют вразнобой, путаются, сбиваются на куплете, хорошо знают лишь припев, но стараются изо всех сил. Концерт удался.

После танцев обед с горячим супом.
— Как я вспотела.
— Хорошо скакала, наверное, — заметила мама.
— Мойте руки, садитесь за стол, — предлагает папа.
Умывальник оккупировал кот. Ждал, пока откроют кран, чтобы напиться воды. Котопой.
Тарелки-ложки громыхают, шуршат чайные пакетики.
— Ешьте пока горячее.
Вместе легче жить

Елена Васильевна показывает альбом, после пожара фото собирали по друзьям-знакомым, воспитатель детского сада на флэшке отдала все, что у них делали. У каждого ребенка был свой альбом.
— Это Влада.
— Вата, — повторяет Настя.
— Ищи здесь наших ребят, — предлагает мама.
— Аена, — показывает пальчиком на фото.
— А там кто? Не ты? Спряталась. Димка. Одиннадцатый класс. Димка в Соликамске учится.

— О, там Димка, неси его сюда, я его попичкаю, — а этот Димка уже внук.
Пичканье проходит с обниманием и чмоканьем в щечки: «Иди скорее, Солнышко, сюда. Сладкий парень. Это кто такой приехал у нас? Красавец. Большущий какой».
Я была одна в семье, мама родила меня в 45 лет. Отца не стало рано, когда мне было семь лет, его убило током у меня на глазах. У нас напротив жила семья с шестью детьми. Мне так нравилось, что их много. Я всегда учу детей: держитесь вместе. Кровные вы дети или приемные, поддерживайте друг друга. Вместе легче жить.
Текст и фото: Андрей Дербенев
Видео: "Студия 17", Жанна Чебыкина
Интервью: Анастасия Киреева
Made on
Tilda